Национальные недуги. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Национальные недуги.
Национальные недуги.
StrannikДата: Воскресенье, 27.05.2012, 09:41 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Национальные недуги.

«Напоминаю, — сказала Маргарет, — завтра вы едете в Кембридж. Сбор в вестибюле колледжа в 9.00». Маргарет улыбнулась. Верхние зубы у нее немного выступали и чуть накладывались один на другой. Это не портило ее по двум причинам: мы были молоды, а она была не стара. Маргарет — куратор нашей группы. Ей около тридцати. Выразительное лицо, черные короткие волосы, стройная фигура, прекрасное чувство юмора. Наша группа студенты из СССР. Посланы в Лондон на трехмесячный курс английского языка. Ребята попались как на подбор — палец в рот не клади. Маргарет улыбалась. Впрочем, улыбались все. Идешь по коридору, и вот — на расстоянии взгляда — легкий наклон головы, улыбка, дружеское движение бровями. Смеяться мы умели. Улыбка представляла собой проблему. Инструктаж в ЦК открыл: едем в стан врагов, в логово империализма, предстоит идейная борьба. Были и хорошие новости. Инструктор подчеркнул: женщины там распущенны, порочны — надо глядеть в оба. Про улыбки ничего сказано не было. Советский менталитет бился в тупике. Легкость, с которой тут расточались улыбки, была непонятна. Ну ладно женщины. Мужчинам-то чего улыбаться? Им чего надо? Что это? Коварство, лицемерие, легкомыслие? Без причины может быть только смех. Улыбка — дело серьезное. Маргарет взглянула на меня: «Поездка, экскурсия, ланч в Кембридже обойдется вам в полтора фунта стерлингов, поскольку вы студенты. Отъезд в девять пятнадцать, прошу не опаздывать». Встал Гриша из Минска по прозвищу Шкаф. Некоторые называли его Ржевским. «Простите, сперва вы сказали: отъезд в девять, теперь говорите, что в девять пятнадцать. Так когда именно?» Он облепил Маргарет глазами, как осьминог Мы чувствовали, куда он клонит. Группа была мужская. Двадцать два парня. А инструктаж еще не выветрился из спинного мозга. Маргарет ответила с быстротой лезвия: «Я сказала — сбор в девять, на это же время мы могли бы назначить и отъезд, но, поскольку мы стремимся учитывать все виды интеллекта, пятнадцать минут отвели, чтобы дошло до всех». Разразился смех. Утром в девять я был у колледжа. Возле стоял красавец автобус. В вестибюле волновалось ювенильное озеро. Островком — группа девушек. Среди них я заметил знакомую — француженку Катабелль. Мы познакомились в пабе, который был при колледже. В перерыве между занятиями студенты приходили перекусить, а вечерами выпивали и танцевали. Катабелль привила нам интерес к черному ирландскому пиву. Мы надеялись и дальше портиться под ее руководством. Катабелль представила нас девушкам, бывшим поблизости. Их имена я тут же забыл. В центре образовалась Маргарет, она объявила: «В поездке вас будут сопровождать Алекс и Джейн». Алекс был узкий мужчина с благородной головой и длинными светлыми волосами. Он преподавал стилистику. «Алекс похож на ангела и поет как бог», — обронила Катабелль. Лицо Джейн — она вела класс английского юмора — было сдвинуто влево, зубы выступали очень сильно и росли не на своих местах, но у нее была длинная, тонкая талия, высокая грудь, и мы восторгались ею. Она знала уйму смешных историй и могла рассмешить мертвого. Двинулись к выходу. Я ощутил ладонь у меня на рукаве. Это была Маргарет. Сердце екнуло. «Наконец-то», — вылезла из-под мышки тайная мысль. «Мой муж и я приглашаем вас и двух ваших товарищей на обед к нам домой через неделю». Она улыбалась. «Спасибо», — вспомнил я. «Вот не думал, что такая умная женщина может быть замужем», — сказал я по-русски в спину Шкафа. Тот обернулся: «Что ж ты, мисс от миссис не умеешь отличить? Чему тебя тут учат?» — «Я был уверен, что она в разводе». Шкаф рванул к автобусу и исчез. Я призадумался: ужинать, значит. Вчера Герман, мой приятель, шепнул на ухо: «Смотри-ка, две недели прошло, а ни одной провокации». И разочарованно тряс головой. Я вскарабкался в автобус. Шел, ища место. Ни одного свободного. Герман преспокойно болтал с Петром, забыв обо мне. Вдруг передо мной встала девушка. Пшеничные волосы забраны в густой пучок. Лицо из категории незаметных. Английский с мягким акцентом: «Тут свободно. Где бы вы хотели сесть, у окна или к проходу?» Черт возьми, подумал я, это сильно. «Люблю сидеть в проходе»,— солгал я. Девушка уселась к окну. «Элке», — она протянула узкую ладонь, я осторожно пожал ее: «Вова». «Я — немка, а вы?» — «Русский». Ее брови и глаза выразили восхищение: «Здорово!» Вмиг я почувствовал, как хорошо быть русским. Элке продолжила: «Про вашу группу говорят, что вы очень умные». Девушка мне определенно нравилась, и я решил рассмотреть ее получше. «Ну, что вы, — говорил я, осторожно касаясь глазами ее щеки, покрытой прозрачным пушком, — просто мы плохо знаем английский и нас неправильно понимают». Она смеялась. Передохнув, сказала: «Умные, но мрачные». Ее глаза заискрились: «У вас такой хмурый вид, что, кажется...» — она помедлила. «Что мы серьезно больны», — подсказал я. «Или вам очень, очень плохо», — закончила Элке. Я наклонился к ней: «Сказать, что мы думали? Нам казалось, вы — странные. Чего улыбаются? То ли выпивши с утра, то ли намекают на что?» «На что?» — округлила рот Элке. Ее изумление было столь невинным, что я только пожал плечами: «Да мало ли...» Я не знал, что мы подружимся — будет дружба и ничего большего, и что я с легкостью пожертвую большим ради деликатного и романтического общения. И что благодаря Элке я перестану озираться вокруг в поисках кровати, если встречная женщина улыбнется мне. И я сам буду улыбаться, и это ничего не будет мне стоить. Но все это произойдет позже. Пока впереди была поездка в один из прекраснейших городов Земли. Ангел Алекс шел по проходу, считал головы, и у него было в запасе пятьдесят улыбок».



По стандарту у правшей сведения о дружбе и платонических связях приводятся на левой руке.
Короткая линия влияния останавливается прежде, чем войдет в линию судьбы (рис. 4, л. влияния — желтый, л. судьбы — синий).
Она связана с линией поездки (рис. 4, л. поездки — зеленый).
Толкование: непродолжительные дружеские отношения в поездке с девушкой иностранного происхождения (это следует из того, что л. влияния идет параллельно основанию ладони).
Отношения бесперспективны (линия не касается л. судьбы, они связаны только линией поездки).
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Национальные недуги.
Страница 1 из 11
Поиск:

Fighter, bazykolesja
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016