Большой камень. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Большой камень.
Большой камень.
StrannikДата: Среда, 17.03.2010, 18:15 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Большой камень.

«Вылетаю Москва — Петропавловск-Камчатский после отпуска.
Год 1981-й, мне двадцать пять, я старший лейтенант Тихоокеанского флота, служу на подводной лодке.
Самолет делает разворот на посадку, внизу у подножия вулкана — город. Там, далеко-далеко внизу — крохотная тень самолета. А справа и выше — нескончаемое тело вулкана. Здесь понимаешь свое место в природе. Помню, вулкан кашлянул, даже не кашлянул, вдохнул слегка, а пол из-под ног поехал вбок, открылись сами собой двери шкафов, мозг зажмурился, выключился, юркнул в тупую эйфорию, мол, ничего не понимаю, но все хорошо.
А выходишь на побережье: Океан. Океан — это не море. Дыхание другое. Водная Стихия. Волны в два этажа, но это не шторм, просто прибой. Совершаю посадку, еду к месту дислокации — поселок Рыбачий. В казарме встречаю механика. Механик на подлодке — это главный инженер.
Он говорит: «Ну, Валера, ты прикомандирован ко второму экипажу и следуешь во Вьетнам на замену».
Тут надо объяснить, я был в первом экипаже. Первый экипаж имеет свое железо, или свой корпус, т. е. свою подлодку. Первый экипаж получает лодку на заводе, принимает ее, с ней топает по жизни.
А второй экипаж на заменах, своей подлодки нет, обслуживает две, иногда три лодки.
Раньше Тихоокеанский флот патрулировал весь Тихий океан, во Вьетнаме была база. Иду к командиру второго экипажа, благо, в соседней казарме.
Он мне понравился: мужик крепкий, справедливый. Докладываю. Командир спрашивает: «Женат?»
А я как раз в отпуске женился. «Так точно. Женат».
— «Жену с собой взяли?»
— «Нет, товарищ капитан, не взял».
— «Отлично! Вы поступили как настоящий морской офицер. Послезавтра в восемь ноль-ноль отбываем во Владивосток. Оттуда во Вьетнам на замену экипажа атомной подводной лодки».
— «Есть».
Прибываем во Владивосток. Командир собирает команду, говорит: «Стоянка до пяти утра. Я понимаю, вы идете в город. Прошу только об одном. Прошу, чтобы вернулись все».
Спускаюсь на берег. Меня осеняет: в ста сорока км от Владивостока в месте Большой Камень стоит в ремонте мой товарищ Аркадий Рубалевский. Дай, думаю, навещу друга.
Спускаюсь к пирсу. Смотрю, готовится к отплытию катер.
Спрашиваю: «Куда?»
— «В Большой Камень».
— «Сколько ходу?»
— «Два часа». Смотрю на часы — ровно четыре.
Говорю: «Я с вами».
— «Залезай». В шесть высаживаюсь в Большом Камне.
Обращаюсь к матросу: «Когда обратный катер?»
— «Обратного не будет. Это последний катер».
— «Понял», — говорю я и иду искать Аркадия. Захожу на пост, прошу телефон. Звоню в часть, узнать, где мой товарищ. Слышу в трубке: «Старший лейтенант Рубалевский у телефона».
— «Аркаша, выходи, я здесь». Появляется Аркадий: «Валера, какими судьбами?! Пошли ко мне, это дело надо отметить.
Мы идем к нему на квартиру и хорошо сидим до 20.00.
«Теперь, — говорит Аркадий, — пошли на автобусную станцию».
Приходим.
«Когда автобус на Владивосток?»
— «Уже ушел».
— «А следующий?»
— «Следующего не будет».
— «Почему?»
— «Это был последний автобус».
— «Ну раз автобусов нет, — говорит Аркадий, — пошли в ресторан».
— «Пошли. Удачно вечерок складывается, не находишь?»
— «Редкостная удача».
Сидим в ресторане, пьем водку. Познакомились с классной девушкой. Она красивая, у нее прекрасные глаза и туфли на высоком каблуке.
Аркадий говорит: «Валерий, Большой Камень — это маленький Париж. Их всего два в стране».
— «А второй?»
— «В Североморске. Но сегодня мы ограничимся первым».
— «Понял».
В 10.30 Аркадий говорит: «Ну что ж, старик, пора тебе выдвигаться во Влад и Восток.
«Как ты сказал? Во Дивосток?» Я был пьян. Он — тоже. Выходим из ресторана, девушка с нами.
«Как мы туда попадем?» — спросил я.
«Идем к трассе, кто-нибудь да проедет».
— «А сколько до трассы?»
— «Пустяки. Пять километров».
— «Согласен, учитывая, что до Владио Востока сто сорок. Но лучше было бы просто пять кило. Килограммы все-таки короче».
Когда до трассы оставалось два км, девушка сказала: «Все, ребят, дальше не могу. Ноги сбила на каблуках. Вы идите, я тут останусь».
— «Так, — говорит Аркадий, — девушку бросать нельзя. Надо решить, кто остается с ней? Но так как ты следуешь во Валдивосток, то остаюсь я. Давай, дружище, вон, видишь просвет, это перекресток. Налево — Владивосток, направо — Находка. Не перепутай. Держи — вот тебе деньги».
Он выгреб все, что было в карманах: кучу мятых рублей.
«Аркаша, — сказал я, — ты законы знаешь. Сколько мне дадут, если я не успею на корабль?»
— «Так, — Аркадий загибал пальцы, — за побег с боевой службы по пьянке. До пяти лет».
— «Понял. Ну я пошел».
— «Давай». Я двинулся вперед через темноту к свету.
Аркаша закричал: «Валера, если тебя посадят, дай знать. Буду передачи носить!»
— «Спасибо», — откричал я назад.
— «Владивосток налево — не перепутай».
Я кивнул. Я вышел на трассу и повернул налево. Было около часу ночи. Луна освещала путь. Я пошел по дороге. Машин не было. Ночь. Место — Бог знает где. Не представляю, сколько я шел. Вдруг сзади — свет фар. Останавливается старенький «Москвич»:
«Ты куда, лейтенант?»
— «Во Владивосток. А вы?» В машине сидели двое.
«Мы — туда же».
— «Подбросите?»
— «Сколько денег дашь?»
— «Все, что есть», — я вытащил из карманов ворох рублей.
«Садись». Я сел и тут же уснул. Проснулся, мы стоим.
«Это Владивосток?»
— «Нет, поселок, бензина надо залить».
— «Понял».
Я уснул опять. Показалось, через миг — тормошат: «Владивосток, старлей!»
— «Сколько времени?»
— «Четыре тридцать. Куда тебе во Владивостоке?»
— «33-й причал».
— «А где это?»
Во Владивостоке я был впервые.
«А хрен его знает».
— «Так куда ехать?» Я осмотрелся.
Говорю: «Видишь, знак «Главная дорога». Давай по главной. Выведет».
Едем, упираемся в огромную скульптуру моряка. И диво-дивное!
Оказалось, 33-й причал. Стоит наш корабль. Поднимаюсь по трапу, нахожу каюту. Там двухэтажная кровать. На нижней — приятель Гена Ершов. Лезу наверх. Врываются замполит и механик.
В 00.00 была поверка — меня нет. Назревало ЧП.
Они кричат хором: «Где Замулаев?»
Ершов отвечает: «Наверху спит». Они облегченно вздыхают, утирают лбы ладонями, потом трясут кулаками, потом машут рукой и удаляются: «Теперь все на месте».
Через полчаса корабль отдал швартовы и лег на курс».
 
StrannikДата: Среда, 17.03.2010, 18:15 | Сообщение # 2
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline




У нас простой случай. На правой руке мы видим, как линия Влияния входит в линию Судьбы — это брак (рис. 4, линия влияния — желтый, л. судьбы — синий).
Это своеобразная точка отсчета. Мы понимаем, где мы находимся на линии судьбы.
Сначала наш герой женится, а уж потом разворачивается вся эта история.
Обнаруживаем, что линия Судьбы представляет собой глубокую и ясную вертикаль.
Из чего мы делаем вывод о невозможности тюремного заключения в тот период времени.
Однако выше линия создает островок — его начало в 29 лет. (рис. 4, красный).
Островок образуется после того, как линию судьбы пересекает ветвь, исходящая из головной линии (рис. 4, ветвь — оранжевый, л. головы — коричневый).

Ветвь из линии головы — это добровольное решение уйти из армии.
Островок — начало трудного материального положения.
Действительно, будучи офицером флота, он получал 800 руб., а после увольнения, получив статус младшего научного сотрудника, — 80 руб.


Комментарии.
Так как не видно, откуда оранжевая линия выходит, можно предположить, что это линия препятствий после чего семейные отношения портятся.
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Большой камень.
Страница 1 из 11
Поиск:

мартагона, eglive, Вика_, СЛОНЕНОК, Fighter, alanqr, xiromagic, kozyr_n, horpion07, bazykolesja, Свет8328, kashir2000, nataliborovik, mp933, khazden, svetikovasvetlana357, LYCIA
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016