По умолчанию. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » По умолчанию.
По умолчанию.
StrannikДата: Воскресенье, 14.03.2010, 12:30 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
По умолчанию.

«Как это случилось?»
— «Я шла по тропинке».
— «Что это за тропинка?»
— «Рядом с шоссе. Хотя шоссе — громко сказано. Это проселочная грунтовая дорога».
— «А почему вы не пошли по шоссе?»
— «Пыль, жара, а в лесу на тропинке прохладно».
— «Как вы оказались на этой тропинке?»
— «Я возвращалась домой. Отогнала коров в соседний поселок. Там был пастух. Он пас общее стадо. Мы по очереди гоняли. В тот день была моя очередь».
— «Так вы жили в деревне?» — «Мы называли это поселком. Я там родилась, это в Орловской области. Отец работал в лесном хозяйстве». — «Был лесником?» — «Инженером лесного хозяйства.
У него в лесу была контора, он там работал. Он был строгий. Я должна была быть дома в девять часов, только после шестнадцати лет мне разрешалось приходить в десять.
У нас в поселке был дом, корова, сад. За садом — поле. За полем — лес.
Наш поселок был поменьше, чем соседний. Хозяйство было на мне. Мама работала преподавателем истории. Ее очень люди уважали в поселке. Она была самая умная, так говорили».
— «А сколько вам было лет, когда вы шли по тропинке?»
— «Мне было пятнадцать. Было утро. День был солнечный. Пели птицы. Я шла. Мне было хорошо. Вдруг из кустов выскакивает человек. Я краем глаза сначала вижу, что-то мелькает черное. Треск, шум веток. Я оборачиваюсь — на меня прыгает мужчина, парень.
Он хватает меня за руку возле плеча. Но я девушка крепкая: я выворачиваюсь, освобождаюсь. Он хватает другой раз. Я опять отбрасываю руки. Он наносит удар. Я уклоняюсь.
Он размахивается, кулак летит к лицу, я успеваю уклониться. Другой удар, но я бью по его руке своим кулаком, и его кисть уходит в сторону. Мы стали биться. Замелькали руки, я машу что есть силы, удары отбиваю. Но его я не бью по лицу, потому что не могу ударить человека.
Мысль зажглась, что надо бежать, что это серьезно, что окончиться может плохо. И потом я чувствую, что я с ним не справлюсь. Улучив момент, я поворачиваюсь и бегу что есть мочи. Во весь дух. Деревья мчались по сторонам, в лицо ветер, будто у меня крылья, ног под собой не чуяла. Жутко неслась. Добежала до поселка, оглянулась— за мной никого».
— «Он за вами бежал?»
— «Думаю, нет: во-первых, я ничего не слышала, никакого топота сзади. Потом, чего ему бежать, если он жил в нашем поселке».
— «Так вы его знали?»
— «Конечно. Он старший брат моей подруги».
— «Может быть, надо было с ним поговорить, урезонить его?»
— «Это мне в голову не пришло. Ни слова не было сказано. Ничего. Он молчит, и я молчу, и мы деремся в тишине полной. Ни крика, ни звука. Только дыхание. И все. Оба молчали».
— «Вы понимали, почему он напал?»
— «Да уж как не понять».
— «А ему сколько было лет?»
— «Семнадцать».
— «Вы рассказали об этом родителям?»
— «Нет».
— «Почему?»
— «Постеснялась. Было очень стыдно».
— «Вы никому не рассказывали?»
— «Никому».
— «А подруге?»
— «Даже подруге».
-«И как вы жили дальше?»
— «Старалась не попадаться ему на глаза. Чуть где издали увижу, юрк куда-нибудь в сторону — и нет меня. Но все-таки он меня подстерег».
— «Подстерег?»
— «Да. Видно, следил за мной».
— «А сколько прошло времени от первого нападения?»
— «Может, неделя, две, не помню».
— «И что? Как это происходило?» — «Это случилось прямо возле нашего дома. У нас цветник, много цветов, и розы росли, заросли роз, очень высокие, заслоняли вид, скрывали все. Он неожиданно из-за забора набрасывается на меня. И у меня мысль-удивление: как же он смеет возле дома? Там мать, сестра, брат. Стоит мне крикнуть. Я была в шоке от непонимания, как это может быть. Абсурд какой-то, бред— так и понеслось в голове. Ведь крикни я — все».
— «Так вы крикнули?»
— «Нет».
— «Почему?»
— «Постеснялась. Не могу физически крикнуть, и все. Какое-то дикое стеснение позвать на помощь».
— «И что?»
— «Он набросился, стал валить на землю. Но я опять каким-то нырком, волчком из-под него вырвалась. И опять — битва в полной тишине. Только руки летают, он попадал, боли я не чувствовала. Пыталась отражать удары. При этом думаю или чувствую, что не хватит у меня сил, что он одолевает. И что нужно отступать. И я рванула в дом. Он, конечно, за мной не побежал».
— «И потом, как вы сосуществовали в одном поселке?»
— «Мы как-то не сталкивались больше. Я его избегала всячески».
— «Больше он не нападал?»
— «Нет, не делал больше попыток».
— «Он получил два хороших урока. Такой отпор, видимо, остужает пыл».
— «Видимо».
— «Ну а какова его судьба? Вам что-нибудь известно об этом?»
— «Потом он уехал учиться куда-то в город, потом мы уехали. Папа умер, я стала жить в Москве у родственников, поступила в институт. И потом мне передали, или от соседей я узнала, когда возвращалась в поселок, что его посадили за изнасилование».
— «Что ж, как говорили древние: пусть наказания останавливают тех, кого не остановили предупреждения».
 
StrannikДата: Воскресенье, 14.03.2010, 12:30 | Сообщение # 2
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline


Наш пример касается нарушений системы самосохранения.
Как отмечалось, на руках тех, кто попадает в опасные ситуации с теми или иными последствиями, наблюдения обнаружили характерные симптомы.
Их мы разделили на три группы: А, В, С. К первой относятся специфические изменения папиллярного узора.
Папиллярный узор — гребневая кожа, которая являет собой фундамент руки, фундаментальное поле, на котором лежат все остальные линии.
В группе А, т. с. на уровне папиллярного узора, выявлено два типа нарушений.
Первый — грубые локальные искажения папиллярного узора, вид которых мы представим позже, описанием других случаев.
Этот тип считается серьезным нарушением.
Второй тип относится к легким нарушениям, это так называемый точечный подъем папиллярного рельефа.
На отпечатке он проявляется темными точками.
Интерпретируется признак как соприкосновения с нехорошими (или опасными) людьми.
Последствия уточняются нарушениями группы В и С.
Группа В относится к первостепенным линиям: линии Жизни, Головы и Сердца.
Здесь один из наиболее опасных признаков — прямой разрыв линии.
Прямой разрыв — это разрыв без смещения линии.
Есть менее опасные разрывы, когда разорванные концы заходят друг за друга, перехлестываются.
Это компенсированная форма (рис. 4, линия жизни — зеленый).
Группа С — это отдельные линейные рисунки, которые сведены к геометрическим формам, если таковая усматривается в рисунке. Соприкосновения с нехорошими людьми при отсутствии нарушений В и С обычно проявляются в том, что у нас что-нибудь незаметно крадут.
При компенсированном разрыве нехороший человек входит с нами в контакт: могут быть некоторые моральные и физические последствия.
При прямом разрыве последствия могут быть весьма значительными.
Но есть очень странные знаки (группа С), которые, даже несмотря на нарушения группы В, «не позволяют» дурным людям причинить какой-либо вред, хотя, может, имеет место жесткое «соприкосновение».
Точечные выпячивания бывают забраны в замкнутую фигуру в виде квадрата или прямоугольника (рис. 4, темные точки в красном прямоугольнике).
Квадрат есть проявление некой метафизической защиты (в реальности это стечение обстоятельств, которые не позволяют преступнику совершить преступление, например появление людей, при виде которых преступник скрывается).
Прямоугольник несет кроме метафизики более специфическую нагрузку, он предуказывает, что дурной человек будет остановлен органами власти, что и подтвердила действительность.
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » По умолчанию.
Страница 1 из 11
Поиск:

мартагона, Fighter, alanqr, kozyr_n, bazykolesja, kashir2000, LYCIA
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016