Терапия отказа. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Терапия отказа.
Терапия отказа.
StrannikДата: Четверг, 21.07.2011, 17:57 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Терапия отказа.

«Он будет ждать тебя сегодня возле театра», — сказала мама. «Кто?» — «Молодой человек». — «Какой молодой человек, откуда он взялся?» — «Как откуда? Он сын подруги Нины Николаевны, с которой мы вместе учились в медицинском». — «Ее я знаю, но при чем здесь сын ее знакомой?» — «Как же! Помнишь, Нина Николаевна была у нас в гостях, сказала, что у нее есть на примете молодой человек, с которым она обещала тебя познакомить? И ты согласилась». — «Я согласилась?!» — «Ты». — «Как я могла согласиться, если меня вообще не было при вашем разговоре. Я была на дежурстве». Мама опустила уголки губ в недоумении: «Так тебя не было?» — «Не было». — «Ах, значит, тебя не было. Ну что ж, ничего страшного. У тебя ведь нет молодого человека?» — «Нет». — «Ну вот, а теперь у тебя будет молодой человек». — «А может, я не хочу» — «Ты хочешь». — «Не хочу». — «Ты не хочешь. Так пора уже хотеть. Тебе двадцать восемь лет». — «Мама, давай не будем». Мама сменила тактику: «Хорошо. Допустим, ты не пойдешь. Он тебя там прождет, и что он подумает о Нине Николаевне, что она подумает обо мне, о тебе? Ты же всех подведешь! И потом, если он не понравится, никто тебя силком замуж не потащит».
Я пошла. «Как я его узнаю?» — спросила я перед выходом. «О, это очень легко. Он будет самым высоким. В нем почти два метра». — «Два метра?! Да нам их и положить-то некуда». — «Кончай свой дурацкий юмор». — «Поняла». Действительно, хотя перед театром была толпа народа, «мой» молодой человек превышал всех на две или даже три головы. Я подошла: «Вы Константин?» — «Я. А вы — Лина?» — «Да». — «А я Константин». — «Очень приятно, Лина». Он протянул руку: «Константин». Мы пошли по главной улице. «Где вы работаете?» — спросила я. «Я строитель. Закончил строительный. А вы?» — «Я врач, окончила медицинский». «Очень интересно», — сказал он. «Да, — ответила я, — интересно». Небо потемнело, пошел дождь. Он извлек зонт, раскрыл его, поднял. Я смотрела, как зонт удаляется в вышину, теряя размер. Дождь лил мне на голову и лицо. Я прикинула: в нем два метра, поднятая рука не меньше метра двадцати плюс зонт — в общем, его купол находился где-то на высоте четырех метров. Понятно, почему я мокну. К счастью, небо скоро посветлело. Дождь кончился. Мы продолжали идти по улицам. Мои ноги так выбрали направление, что скоро мы оказались у моего дома. «Ну вот, — сказала я. — Это мой дом. Спасибо, что проводили». — «Да я ведь это...» «Так ведь еще увидимся», — сказала я. «Да, да, конечно». Я вбежала в подъезд. Мы не увидимся. «Ну что, понравился?» — спросила мама. «Нет», — сказала я. Это была правда. Мама это увидела и не стала настаивать. На следующий день Константин позвонил. По телефону общение прошло более успешно. На другой день мы увиделись. Не сразу, может быть через месяц, он начал нравиться. А к концу года я полюбила его. Мы гуляли, целовались, разговаривали, так длилось четыре года. Предложение он не делал. Казалось, вот-вот сделает. И вдруг что-то произошло. Он стал редко приходить. Говорил — работа. Реже, реже, однажды не виделись месяц. Тут меня пригласил в театр другой человек, мы вместе работали. Возвращаемся из театра, идем на пионерском расстоянии, не держась за руки, в метре друг от друга, потому что я внутренне оставалась верна Константину. И вот вижу: навстречу идет Константин с девушкой. Идут обнявшись. Он видит меня, кивает, проходит мимо. У меня в животе возник горячий комок, и вышел из живота, и истек из меня, и дыхание мое потянул за собой, и нечем мне стало дышать. На следующий день Константин приехал ко мне на работу, стал оправдываться, извиняться, сказал, что встретил другую. Внешне я встретила это спокойно, но внутри поселилась боль. Впервые я получила отказ. Потом дошли до меня слухи, что он женился. Прошло несколько месяцев, я еду с подругой в Лазаревское, под Сочи. Кто знает — это небольшое местечко. Всего одна улица, дома — кирпичные хрущобы. Но мы жили в частном доме, деревянном, на склоне горы. Как-то мы шли на пляж с подругой, перешли насыпь с железной дорогой, тут и море. Иду босыми ногами по гладкой гальке, мысли уносят меня домой. Я думаю о Константине, понимаю: все еще хочу его вернуть, и ноет сердце. Вдруг ощущаю: у них должен ребенок родиться. И я хочу видеть ребенка. Мы с подругой вернулись. Звоню в роддом по месту их предполагаемого жительства, оказалось — верно. «Есть такая, вчера родила», — говорит голос. Нахожу товарища, с которым училась, он акушер-гинеколог в этом роддоме. «Борь, я хочу видеть ребенка...» — называю фамилию. «Зачем тебе?» — «Хочу». — «Хорошо». Мне выдают маску, халат, идем в отделение. Нянечка вывозит четверых младенцев. Трое — миленькие, хорошие, а четвертый, девочка, со стигмами. Несращение губы, третье веко, одного уха почти нет — комочек вместо уха, впалая грудина. У меня и мыслей не было, и вдруг мне подают этого ребенка, говорят: вот он. Так, значит, это их ребенок! Боже мой! Проходит три года. У меня за это время было непродолжительное замужество, я родила сына. Раз приходит Константин — пьяный страшно. Мне уже рассказывали, что он спивается. Оказалось, девочка еще и глухонемая, с небольшой умственной отсталостью. Мне пришлось проводить его до дома, я боялась за него. Девочку его я увидела года через четыре. Мать у Кости заболела, я пришла как врач. Жены не было дома. Девочка выбежала мне навстречу... Ей еще в роддоме зашили губу, убрали веко, сделали ухо, но слух и речь вернуть медицина не в силах. Девочка очень ласковая, добрая. Смотрит так трогательно, нежно, будто жалеет. Я заплакала, она гладит меня по руке, что-то лопочет, протягивает конфету. Не понимает, отчего текут слезы из моих глаз. Я вышла на улицу. Дождь со снегом били в лицо. Сердце трепетало всю дорогу до дома. Ум терзался вопросами. Жалко мне было девочку и Константина, который спивался. Какой была бы судьба, если бы мы были вместе? Непроизвольно накатил страх. Я поняла, ничего хорошего бы не получилось. И прошлое перестало болеть в душе. Как часто мы лечимся тем, чего не получаем».



Внутренняя линия Влияния, которая обозначает партнера, входит в треугольную фигуру, внутри которой имеется крест (рис. 4, л. Влияния — желтый, л. Жизни — зеленый, треугольник — синий, крест — красный).
Треугольник обозначает дом, крест — страдания и тяжелые испытания.
Интерпретация: партнер приносит беду в дом.
То, что линия Влияния (желтый) короткая и уходит в сторону большого пальца, свидетельствует о бесперспективности связи с данным лицом.
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Терапия отказа.
Страница 1 из 11
Поиск:

мартагона, eglive, Вика_, Fighter, alanqr, xiromagic, Свет8328, Натачка, kalina05, lukrezzia, khazden, svetikovasvetlana357, LYCIA
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016