Молчание людей. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Молчание людей.
Молчание людей.
StrannikДата: Понедельник, 20.06.2011, 21:51 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Молчание людей.

«Камень не умея дышать. Вокруг деревья — тополя, липы, клены, красноглазые рябины. Если бы кирпич домов, из которых построен город, вдохнул воздуха, он бы зарозовел, но он давно умер, на стадии проекта. Потому город был серым. Над городом висело небо. В институте, где я училась, происхождение города было объяснено, а для неба не нашлось никакой видимой причины. Я любила и город, и беспричинное небо.
Камень не умел двигаться. В детстве мне казалось, что в сумерках дома шевелятся и собираются уходить. Утром я удивлялась, что они все еще туг.
Мой отец пил, и мать развелась с ним. Когда мне было восемнадцать, она вышла замуж и уехала с мужем в другой город, а мне осталась квартира.
Еще в школе я подружилась с парнем. Семья у него была простая, а семейная жизнь сложная, и часть детства вышла из него рано и болезненно, потому он берег и глубоко прятал оставшуюся половину. Этим мы были похожи. Мы гуляли и после школы. Недолго. Я поступила в институт, а его забрали в армию.
Ребята из группы тусовались у меня. Мальчики не очень понимали девочек, девочки не понимали себя, и было весело.
Через два года мой знакомый вернулся из армии. Он перешел в другое тело. Стал коренастый, среднего роста, с маленькой головой и большими руками. Детство больше не уравновешивало его. Он прихрамывал взрослой жизнью. Он выпивал, быстро теряя из того, что было у него в голове. Он приходил ко мне со своим другом. Когда он уезжал по делам, его друг Борис продолжал приходить ко мне, оставаясь в роли сопровождающего. Мы говорили, воздух съедал слова.
Зимой после сессии всей группой отправились за город в дом отдыха. Борис поехал с нами. Борис не пил и учился в институте, но он все еще был другом моего парня Коли. Коля поехать не смог. Все ребята разбились на пары, а мне пары не оказалось, кроме Бориса Борис составил мне условную пару. Все было невинно. Мальчики жили отдельно, девочки — отдельно. Утром решили идти на лыжах. «А может, на коньках покатаемся?» — предложила я Борису. «Давай, это неплохо, — сказал он. — «Пойду, возьму коньки». Он направился в прокат. «Подожди, — остановила я, — а может, просто надеть валенки да покататься с горки?» «И это хорошо», — сказал он, возвращаясь. «Нет, я передумала, — глядя в его глаза, говорила я. — Пойдем все-таки на лыжах». «Пожалуй, это лучшее из всего», — сказал он. Я посмотрела в окно. День был морозный, но мутный. Черная полоса леса отделяла белое небо от белого снега. Виден был угол соседнего корпуса, который тяжело присел на снег, давясь плохим кирпичом. «Пошли». Мы догнали остальных. Хлопки лыж о лыжню, хруст скольжения, дурашливые крики, хохот, визги — четко очерченная территория счастья и неуязвимости. Под вечер подул ветер, заскрипели могучие ели, прибывала со всех сторон темная масса ночи. Счастье сжалось до крохотного огонька на радиомачте пансионата. По нему и вернулись.
Борис продолжал захаживать. Мы пили чай, говорили о делах в институтах, потом он уходил. По желтой крупинке, по миллиметру он просачивался в мою душу. Не вспомнить утро, когда мы проснулись в одной постели. Мое тело, плавно переходящее в воздух, в листья, в камень домов, включило в свои границы и Бориса Он приходил и уходил, жил и не жил, и год, и другой, и третий.
Я окончила свой институт, он — свой. Я пошла на работу, а он поступил в другой институт. Мои полувзгляды, полунамеки превращались во взгляды и намеки, намеки периодически выливались в слова: «Может, поженимся?» «Да-да, — отвечал он, — это было бы неплохо, вот только мне надо доучиться, сейчас я доучусь, и тогда».
И выпало из неузнанного пространства еще три года и кануло в другую местность — невидимую. Мама позвонила из другого города, где жила, и позвала к себе. Я уехала в большой город, самый большой в стране. Все в нем двигалось и жило, будто под кожей камня — кровь.
Я прожата в нем год, и каждый день рвались стропы маленького городка, раскрытого куполом в моем сердце. Через год осталась последняя нить — я вернулась в городок. Борис позвонил мне, и мы встречались неделю, потом он пригласил в ресторан. Было лето. Я надела красный сарафан, красные туфли и прошла через весь город к ресторану. Было около семи вечера. Мы сидели за столиком, накрытым белой скатертью. Борис заказал фрукты, вино. Он кашлянул, размял шею, качая головой туда-сюда, выпрямил взгляд, подался вперед и произнес: «Выходи за меня замуж». Я промолчала. Я не знала, почему я молчу. Он ждал. Я ничего не отвечала. В кончик моего языка упирался вершинкой огромный, расходящийся в неизвестные небеса бесплотный конус, и заперт он был словом, которого я не находила Мы заговорили о другом, лицо Бориса ничего не выдавало. Только рдели уши. Заиграла музыка, мы танцевали, но про то, что он предложил, мы не говорили.
Мы вышли, он проводил домой, ушел, не оставшись. Я ходила по комнате, ртуть прошлого уносила лодку, берега расходились. Не могла разобраться в себе, почему не сказала ни «да», ни «нет». Он мне нравился. Вероятно, любил меня. Я хотела любви. Почему не сказала да? Я хотела любви, но своей любви, чтобы любила я. А я не любила. Почему не сказала нет? Я блуждала в душе, как по снежному полю. На зрачках — облако. Не вижу пути, хожу кругами, вытянув руки. Ушная перепонка ловит эхо будущего, и руки нащупывают тяжелое, малоподвижное нечто, будто камень. Не знаю как, и немыслимо объяснить, но будто это Борис. И нечто с ним. И это надо толкать, двигать, тащить, а я этого не хочу. А я хочу, чтобы вдвоем, только я и — вожак, если он летит, лечу я. Идет — я иду следом. Поет — пою я. Смеется — я смеюсь. Печалится — и я печалюсь. Не любит. А я люблю всегда».
 
StrannikДата: Понедельник, 20.06.2011, 21:51 | Сообщение # 2
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline


На правой руке отыскиваем знакомый рисунок.
Линия Влияния пересекает главную вертикальную линию (рис. 4, л. Влияния — оранжевый, л. Судьбы — синий).
Момент пересечения во времени — около 21—22 лет.
То, что линия Влияния прошивает Судьбу насквозь, предписывает отношениям прекратиться.
Однако точка пересечения, будучи точкой, ничего не сообщает о том, сколько продлятся отношения.
Точка поддается общей интерпретации.
Общая интерпретация не конкретна: от нескольких месяцев до нескольких лет или даже десятилетий.
Для уточнения обычно привлекают прочие комплексы.
В нашем случае последуем по линии Судьбы вверх и найдем другую линию Влияния, которая есть выражение изменений в программе отношений, или кратко: появление других отношений (рис. 4, желтый).
Точка входа в линию Судьбы — 27—28 лет.
Потому мы предполагаем, что предыдущая связь будет длиться 5—6 лет.
Обратим внимание еще на один аспект, линейная картина руки перегружена, т.е. ладонь испещрена линиями.
Линия Головы разделена (рис. 4, красный), а в направлении к мизинцу идут ряды вертикалей (рис. 4, зеленый).
Совокупно это указывает: в душе обладателя идет насыщенная интуитивная жизнь, события которой плохо поддаются сознательным формулировкам.
 
StrannikДата: Пятница, 15.07.2011, 15:34 | Сообщение # 3
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Заменил картинку.
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Молчание людей.
Страница 1 из 11
Поиск:

eglive, Fighter, alanqr, bazykolesja, Свет8328, kashir2000, nataliborovik, mp933, svetikovasvetlana357, 7788039
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016