Взгляд. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Взгляд.
Взгляд.
StrannikДата: Вторник, 23.03.2010, 20:23 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Взгляд.

«Я шла по дороге. Голову пекло. Во рту пересохло. Останавливается машина. «Жигули», красная «шестерка». Пассажир открывает дверь: «Подвезти?» Я раздумываю. Смотрю на могучую мужскую руку, держащую дверь. Парень атлетического сложения. Но лицо доброе. Но много ли может лицо при таком теле? Водитель, человек постарше, в серой кепке, смотрит на меня. Где-то я видела этот взгляд? Вчера на танцплощадке? Вспоминать некогда. Решаю сесть. Был один убеждающий фактор. Девушка. В белой майке и очень коротких шортах. Она сидела на заднем сиденье. Сидела немного странно. Ей было тесно. Колени уперлись в переднее кресло и едва не касались лица. Я тоже была в шортах. Я кивнула. Подошла к двери. Открыла. Девушка подвинулась. Она была очень высокая и худая. Я догадывалась, кто она. Я села. Атлет захлопнул дверь. Машина поехала. Водитель повернулся ко мне, снял кепку. Я испугалась. Я вспомнила. Вчера я была возле танцплощадки. Она огорожена сеткой. Я не захожу внутрь и не танцую. Я смотрю, как танцуют другие. Мне интересно, как развиваются отношения. Сначала вежливое знакомство. Танец. На второй день они уже свои люди. На третий — ссора и разрыв. Я стояла, смотрела, уперев нос в сетку. Вдруг почувствовала взгляд. Из группы мужчин на танцплощадке глядят пронзительные глаза. Я скорее отвернулась. И здесь не оставят в покое. Мне не хотелось никаких отношений, ни с кем. Теперь водитель смотрел на меня, и в его взгляде разворачивалось что-то важное для него. Для нас. Водитель отвернулся к дороге, спросил: «Мы едем в «Тихую бухту», а вы?» — «Туда же». «Тихая бухта» — чистый пляж в трех километрах от Коктебеля. Я думаю о водителе: он вчера был на танцплощадке или не он? Никакого ответа не пришло. Едем. Водитель разговаривает с парнем, я — с девушкой. Ее звали Алина. Она модель. Они тут с целой группой на съемках. Водитель, Павел, — фотограф. Он всех снимает. Приехали на пляж. Вышли из машины. Я иду со всеми, ощущая себя одним целым с ними. Почему— не понимаю. Павел был лидером, от него исходила сила. На пляже к нам подбежала стайка красивой молодежи. Окружили меня — новая девушка, все хотели познакомиться. Павел сказал: «Не трогать мою американку». Алина подошла к Павлу, кивнула на меня: «Ты знаешь, кто она? Она работает модельером у Зайцева». «Не модельером, конструктором одежды», — поправила я. Павел заинтересованно кивнул головой, обрадовался: «Конструкторы нам нужны». Я осталась с ними. На следующий день поехали в Старый Крым. В Армянский монастырь, в лесу. Там в окрестностях Павел снимал меня. Алина рассказала. Вчера, когда они нагнали меня на дороге, Павел сказал: «Хочу поснимать вот эту девушку» — и остановил машину.
Значит, на танцплощадке был он. По словам Алины, Павел работал в космической промышленности, но с перестройкой ушел в журнал «Советское фото». Сейчас возил девушек по Крыму. Снимал женщину в природе. Меня фотографировали в платье, которое сшил сам Павел. Оно было из ленточек. Крепилось на запястьях и щиколотках резинкой. Вокруг тела создавалась как бы дымка. Павел сказал: «Представляю, как вы работаете там у Зайцева. В шикарных платьях, на каблуках и накрашенные». Я отвечала: «На каблуках, накрашенные, но не в шикарных платьях». — « А в чем?» — «В белых халатах». — «Ты смотри, как у нас в «космосе»!» После съемок зашли в ресторан. Ели вкусные пельмени. На следующий день мне надо было уезжать. Я отпросилась у Вячеслава Михайловича только на три дня. Мне нужно было три дня, всего три дня. Меня страшно потянуло в Коктебель. Вячеслав Михайлович сказал: «Закончим коллекцию — отпущу». Я мечтала работать у Зайцева, и я попала к нему. Это были лучшие годы. Я неслась на работу. Была необыкновенно творческая атмосфера. Зайцев многому научил: четко читать эскиз, концентрированно работать, творчески мыслить. Два счастья было в жизни: работа у Зайцева и месяц в Коктебеле. Коктебель! Первый раз поехала туда больной, хилой (у меня были частые воспаления легких), уехала цветущей. Там я впервые влюбилась. С тех пор я возвращаюсь туда раз в год летом. А тут потянуло в мае. Страшно. Неудержимо. Хотя бы на три дня. Павел сказал: «Бог мне тебя послал. Я тебе позвоню в Москве. Есть у меня одна идея». Я вернулась в Москву и ждала звонка каждый день. Я не любила его, но звонка ждала. Недели через две Павел позвонил. Я приехала к нему. Он рассказал, что у него есть цель создать спецодежду для фотографов. Такую, чтобы в нее можно было разместить все, что нужно для съемок. Он придумал особый жилет. С уймой карманов. А мне предстояло воплотить идею в жизнь. Мы начали работать над жилетом. От Славы Зайцева я каждый день ехала к Павлу и шила до часу ночи, потом он отвозил меня домой. Это была очень сложная работа, с такой я никогда не сталкивалась. Павел рассчитывал детали совершенно по-другому, по формулам, по каким-то радиусам, как космический корабль. Я не понимала. В жилете было несметное число отделений. На спине, на плечах — везде. Были даже карманчики для батареек. Он постоянно усложнял жилет, добавлял объемы. Две недели напряженной работы. Я привыкла свободно бегать, а тут — прямо рабство. Я внутренне все вырывалась от Павла, хотела на свободу. Жилет был готов через две недели. Он надел его на меня и заполнил все его карманы и карманчики. Я не смогла встать со стула. Вес был не для моей силы. Вот было смеху. Он вез меня домой. Была ночь. Я посмотрела на него, он на меня. Искра пробежала — я влюбилась. Ему было сорок два, мне двадцать семь. Мы стали жить вместе и шить жилеты. Павел изнурял себя работой. Кроме съемок, на которых он пропадал днями, он ремонтировал японскую аппаратуру. Тогда в Москве таких людей было всего двое. Он брал видеомагнитофон, разбирал его до винтика, при этом он не прерывался, не спал сутки, двое, пока не закончит работу. Он боялся, что если заснет, то не вспомнит, как собрать обратно. Мы прожили семь лет. Потом у него случился первый инсульт в Крыму. Я выхаживала его. Он и сам обладал сильнейшей волей. Восстанавливался за счет нервной силы, заставлял себя делать упражнения, учил ноги ходить, а руки действовать. Восстановившись, продолжал работать в том же объеме, не щадя себя. Потом второй инсульт. Потом третий, и все — в Крыму. Потом он умер. Когда это случилось, не сразу, но в какой-то пасмурный день, вспомнился мне его самый первый взгляд, когда он снял кепку, посмотрел на меня, и я испугалась. Я поняла, что тогда я испугалась не за себя».
 
StrannikДата: Вторник, 23.03.2010, 20:24 | Сообщение # 2
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline


На внутренней линии Влияния наблюдаются большие островные образования.
Традиция называет это знаками смерти мужа.
Это не знаки смерти.
Это симптомы заболевания у партнера, при невмешательстве в которое наступает смерть.
При таких знаках нужны своевременные обследования, профилактика, соблюдение режима, и смерть отступает.
К сожалению, эти рисунки не позволяют установить типологию заболевания.
Потому надо сделать полное обследование.
Не надо бояться знаков.
Надо бояться бездействия (линия Влияния — желтый, «знаки смерти» — красный, линия Жизни — зеленый).
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Взгляд.
Страница 1 из 11
Поиск:

zvezda, zimano, anamorf, eglive, Lana12, Fighter, alanqr, TayaAvril, Kris, xiromagic, Diana8805, kozyr_n, numizmat5555, ikurakin700, little_miracle90, Мери, deep2991, respawn, nataliborovik, mp933, Poly7479, ilia_RB, афсянка, SWETA_19881988, irinatochka3, talberg2010, tuchka86, svetikovasvetlana357, Багдагуль, stellazhuldyz
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016