Обычная кровь. - Форум

КРИСТАЛЛ ДУХА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: мартагона, DEMONAZ 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Обычная кровь.
Обычная кровь.
StrannikДата: Четверг, 18.03.2010, 17:45 | Сообщение # 1
Мудрость сияния
Группа: Проверенные
Сообщений: 2597
Награды: 12
Статус: Offline
Обычная кровь.

«Я огляделся вокруг, потом сказал товарищу: «Кроме стюардессы не на кого глаз положить». Друг, Сашка, отвечал: Лучше положить глаз, чем все остальное, — он сделал глоток из плоской бутылочки, — подожди, или наоборот?» «Ты чего пьешь?» — спросил я. «Коньяк. Очень проясняет голову», — ответил он. «Вижу», — сказал я. Сашка сказал: «Как ты можешь видеть? Ты пьешь то же самое». Стюардесса прошла мимо. Сашка проводил ее взглядом, насколько позволяла шея. «Тело образцового содержания», — заключил он. Я встал и пошел за ней. Проникая мысленным рентгеном сквозь форму. Она зашла в закуток, и я. Она повернулась ко мне. По ее лицу пробежала тень. Я поздно это осознал. Язык был длиннее. «Мне кажется, — начал я, — в ваших жилах течет итальянская кровь». — «Где это вы у меня видели жилы?» — «Ну, я это в переносном смысле». «А вот этого я вообще не выношу», — отрезала она и принялась вытаскивать подносы. На меня напала задумчивость. Я вернулся на место. «Ну?» — спросил Сашка. «Облом. Я ей е2—е4, а она...» — я стал подыскивать слово. Сашка хохотнул: «Типа коленом под зад?» Я уточнил: «Доской по голове». Сашка захохотал громче: «Метила в мозги, слава Богу, их не оказалось на месте». Он был записной остряк. В институте побаивались его языка. Он вальяжно продолжил: «Я тебя знаю, ты слишком прост». — «Я?» — «Не я же. Ты что думал, сказал пару умных фраз, и стюардесса начнет раздеваться? Подумай, зачем ей это нужно? Запомни, чтобы давить на тело, надо сперва надавить на психику. Что сказал старик Моруа? Стремитесь овладеть душой женщины, а не ее телом». — «Душой этой стюардессы я бы явно не хотел овладеть».
— «Ты че, слабак?» Я обозлился: «Слушай, кончай меня грузить». Сашка был благодушен: «Ладно, спрячь точилку, не обостряй ситуацию». Протянул бутылочку: «На. Хлеб-mi. Отпустит». Я отхлебнул. Не отпустило. Я не мог понять, что со мной. Где-то ныло. Я даже потер грудь против сердца. Я оглянулся. Две девушки, две стюардессы показались с тележками, одна раздавала соки и выпивку, другая — еду. «Знаешь, — сказал я, — пить не надо до обеда — вот что». — «Не путай вино с истиной. Вот скажи, она тебе нравится?» — «Не знаю». — «Но зачем-то ты пошел за ней?» — «Зачем? Ты знаешь — зачем». — «Это следствие. Ты же не пошел за другой, ты ринулся за этой. Загляни глубже!» — «Самое время заглянуть, — сказал я, —дай-ка мне доклад». Сашка поморщился: «Договорились же: во время перелета о работе ни слова». «Буду читать про себя», — сказал я. «Лично я — пообедаю», — сказал он и потер руки. Я полистал рукопись. Но думал о другом. Ответ девушки был неординарен. Я сказал вслух: «Либо она очень умна, либо полная дура». — «В первом случае я рад за нее, во втором — за тебя. В третьем — за себя». — «А что третье? Его не было». — «Вот именно, и это — жаль». — «Пошел ты! Я серьезно». Он заржал. Первая девушка предложила напитки. Сашка выбрал сок, я — воду. Вторая, которую я хотел было подцепить, подала еду. Сашка толкнул в бок: «Смотри, она улыбнулась тебе так, как будто вы не знакомы». — «Так мы и не знакомы». — «Это шанс». — «То есть?» — «Система вернулась в исходное состояние. Можно начать заново». — «Ты думаешь?» — «Я понимаю, ты бы предпочел исподнее состояние». — «Слушай, кончай, ну». Тема сделалась мне неприятной. Он миролюбиво поднял руки. Я смотрел на стюардессу Брюнетка с большими глазами, милым выражением лица, где-то детским. Я недоумевал, откуда такая жесткая, почти грубая реакция. Я подумал еще: обрыдли ей тупые рожи, строящие из себя остряков. Неприятно, что ты был причислен к таковым. Кстати — обоснованно. Вот так, дружочек. Я решил выкинуть стюардессу из головы. Но это не удавалось. Чем сильнее я выталкивал ее из сознания, тем крепче она сидела. Я махнул рукой и стал читать доклад, который мне предстояло сделать на симпозиуме, вместе со стюардессой.
Через час приземлились и покинули самолет. Я больше не подходил к стюардессе и, когда она проходила по салону, встречал ее холодным взглядом. Я видел: это ее не задевало. Чего не скажешь про меня. Симпозиум продолжался три дня, еще два мы писали статьи о перспективах для сборника. Образ стюардессы ввинтился в мою душу так, что не подходил ни один ключ. Я не мог от нее отделаться. Я приседал со штангой, отжимался до темноты в глазах, пробегал по десять км по утрам, пытался напиться по вечерам. Сашка подозрительно смотрел и интересовался: «Чего ты такой красный?» По дороге в аэропорт меня бил озноб. Это напоминало простуду, но это была простуда сердца. Я знал, что увижу стюардессу снова. Это была уверенность, которая шла не от меня. Я не думал, не гадал, не пытался мысленно повернуть ситуацию, как мне хотелось. Потому, когда при входе в самолет Сашка дернул меня за рукав и произнес: смотри — она, — я даже не удивился. Я сказал: «Сашка, мне нужна твоя помощь. Познакомь меня с ней. А то я опять все испорчу. Тебе все равно, а я не могу без нее». «Да ты что?!» — изумился Сашка. Сашка долго разговаривал со стюардессой, как потом выяснилось, расписывал мои достоинства и перспективы, вплоть до Нобелевской премии, и подчеркивал серьезность моей натуры. Потом он представил нас друг другу. Ее звали Аня. Мы стали встречаться и через три месяца поженились. Она ушла из стюардесс, а я занялся бизнесом. По ходу дела я выяснил: Аня не переносит, когда от человека пахнет алкоголем. «Если несет перегаром, я впадаю в бешенство и могу нагрубить, — сказала она и улыбнулась. — Но ты ведь себе этого никогда не позволяешь, милый». Я ломал голову, помнит ли она мою неудачную заготовку про итальянскую кровь? Если не забыла, то скорее всего не соединила со мной. Там, в самолете, для нее был другой человек, от которого пахло вином, который вышел и исчез навсегда. От мысли, что сыграл две роли, я испытал странное и необъяснимое чувство».



На правой руке линия Влияния (желтый) берет свое начало в поле 14с.
Поле 14с занимает участок ладони, заключенный между линией Сердца и линией Головы в створе безымянного пальца.
С радиальной стороны (сторона большого пальца) оно ограничено вертикалью линии Судьбы (синий), с ульнарной стороны (сторона мизинца) — линией Здоровья (оранжевый).
Если линия Влияния выходит из этого поля, то это указывает на то, что знакомство завязалось на возвышенном месте: холме, горе, на верхнем этаже здания, а с учетом современных условий — в самолете, на воздушном шаре или, например, на Останкинской телебашне.
Линия не пересекает линию Судьбы — это свидетельствует, что отношения имеют перспективу.
 
Форум » Хиромантия » Статьи Финогеева » Обычная кровь.
Страница 1 из 11
Поиск:

мартагона, zimano, Nastikk, eglive, Вика_, СЛОНЕНОК, Fighter, alanqr, xiromagic, aprelskaya70, kozyr_n, horpion07, bazykolesja, Свет8328, ikurakin700, kashir2000, nataliknopka79, 18111995-95, respawn, nataliborovik, mp933, khazden, alonsik25, amantaz, svetikovasvetlana357, juila, LYCIA
    Яндекс.Метрика
Copyright MyCorp © 2016